Женский интернет журнал
ГлавнаяОтдыхпроза и поэзияСестра "милосердия"

Сестра "милосердия"

Сестра милосердия
Если Судьба хочет устроить нам испытание, она обязательно поставит нас перед выбором между двумя любимыми людьми. Это любимый тест Судьбы.

Говорят, что любовь и зависть — вещи несовместимые. Особенно, когда речь идет о родных по крови людях. Либо нас любят, либо нам завидуют. А третьего не дано. Правда, ведь?

Мы никогда не ждем ножа в спину от близких нам людей. А близкие, разумеется, бьют нас ножом из самых-самых лучших побуждений. Они ведь не могут завидовать и желать нам плохого. Они ведь — близкие.

Детство

Вилка пролетела над моей головой, врезалась в кафель и со звонким стуком упала на пол.
— Аня! — крикнула мама. — Ты соображаешь, что творишь?
— Она первая начала, — заревела Аня, уже понимая, что с вилкой переборщила и наказана сегодня буду не я.
Анька ревела, мама ругалась, а я тихонько хихикала. Моя провокация прошла мимо маминых глаз. Сегодня танки на моей улице и в нашей с сестрой войне перевес явно на моей стороне...

Мы дрались постоянно. Из-за вещей, которые мы — погодки, больше похожие на близнецов — постоянно донашивали друг за другом. Из-за вкусных кусочков в тарелке. Из-за того, наконец, кого из нас мама любит больше.
Эту ссору девятнадцатилетней давности я помню так детально именно потому, что она была последней. Это была серьезная последняя наша ссора. До недавнего времени.
Я стояла возле батареи в школьном коридоре, лопала яблоко и думала о том, что надо бы подобраться поближе к Анькиному классу и отобрать яблоко у сестры. Потому что мое яблоко стремительно заканчивалось.
Шум и крики я услышала издалека. Подойдя ближе, я увидела, что моя сестра стоит у стены, закрывая лицо руками, а ее трясет за плечи заведующая по учебной работе — высокая, почти костлявая двухметровая тетка, с абсолютно белой кожей и иссиня-черными волосами. Школьники называли ее лаконично — "Смерть". Впрочем, учителя, кажется, называли ее так же.
Смерть методично трясла Аньку за плечи с совершенно отстраненным лицом, приговаривая: "Не надо бегать по коридору, не надо, тут ходят люди, тут нельзя бегать, это школа".
— Я не буду больше, — всхлипывала Аня, но завуч, казалось, ее не слышала.
Знаете, с тех пор прошло почти двадцать лет, но меня до сих пор бросает в дрожь, когда я вспоминаю ту картину — маленькая растрепанная перепуганная девочка одиннадцати лет от роду и над ней, как привидение, страшная тетка-завуч с мертвым лицом.
И тогда я, не соображая, что делаю, бросилась вперед и впилась зубами в запястье завуча по научной работе. Она ужасно закричала, выпустила Аньку и переключилась на меня.
Что было дальше, я помню смутно. Разумеется, директор, педсовет, вызов родителей... Но надо отдать должное маме — она не испытывала особого пиетета перед человеком только потому, что этот человек — директор школы, и быстро объяснила, как должны вести себя завучи, а как — нет. Мама бывает крайне убедительна, поэтому обошлось без направленных на нас санкций.
А мы после той истории стали героинями для одноклассников и... подругами друг для друга.

Взрослость

— Нет, так не честно, — вздохнула Анька, подливая себе вина, а я автоматически отметила, что с каждым разом моя сестренка обращается с алкоголем все более и более небрежно. — Так не честно, — повторила она и осушила бокал одним глотком. — Вот скажи мне, дорогая, почему так получается, что мы с тобой умницы, красавицы и вообще, а уж который год ходим без мужиков, а? Ведь, по большому счету, "любви хорошей" не было ни у тебя, ни у меня, ни разу в жизни. Все больше — ерунда всякая... Причем, ладно бы у одной из нас, хоть бы радовались друг за друга, а так — тоска у обеих, разве это честно?
Я пожала плечами.
— Если у нас с тобой нет мужчин, значит, у кого-то их четверо...
— Очень смешно, — фыркнула Аня и покачнулась. Ей определенно пора завязывать с алкоголем. — Ну, ничего... Будут и на нашей улице танки.
— Обязательно будут, — я постаралась ободряюще улыбнуться. Вышло у меня не очень.
А Анька заревела.
— Скажи мне, сестра, ты можешь назвать хоть одного мужчину, который бы действительно тебя любил? А меня?
— Не могу, — вздохнув, честно ответила я.
— Ну вот! — Анька высморкалась в льняную салфетку. — А скажи — разве мы недостойны любви? Ну вот ничуточки? Мы с тобой настолько плохие люди, да?
— Нет, — покачала головой я, — мы с тобой хорошие люди. И мы достойны любви, безусловно. Давай мыслить позитивно, хорошо? Вот смотри — чем дольше у нас нет "любви хорошей", тем больше вероятность того, что она у нас появится в самом ближайшем времени. По теории вероятности.
— Я не верю в математику, — всхлипнула Анька.
— Тогда в себя верь, — улыбнулась я, обняла сестру, отвела ее в спальню, аккуратно раздела, уложила, убаюкала и, только убедившись, что она спит, вызвала такси.
— Ты не понимаешь, — кричала Аня, — мне твой Денька сто лет не нужен. Просто я же вижу, что он не стоит
твоего мизинца.
Я не хотела разговаривать. Я не могла. Избитый литературный штамп "мир рухнул" стал для меня суровой реальностью. Я зашла на кухню и увидела, как мой самый любимый на Земле человек обнимает мою самую любимую на Земле сестру.
Я немного постояла, вышла на лестничную клетку, по дороге захватив с тумбочки Денькины сигареты, и сейчас стояла, опершись спиной на облупившуюся подъездную стену, неумело пытаясь закурить.
Анька выскочила первой. Кричала, что Денис — подонок и готов обнимать все, что шевелится, включая сестру своей будущей жены.
Я не отвечала. Я не могла. Ну не могла я!
Покричав минут с пять, Анька фыркнула и ушла. Но не обратно в нашу с Денисом съемную квартиру, а на улицу.
Мне, наконец, удалось закурить, когда на лестничном пролете появился Денька.
— Эй, — тихо сказал он, осторожно трогая меня за плечо.
— Не думала, что доживу до этого дня, — спокойно отозвалась я. — Как в плохом кино. Так не бывает.
— Послушай, — вздохнул Денис, — вот давай ты на секундочку отбросишь эмоции и посмотришь на ситуацию с моей стороны, давай?
— Давай, — пожала плечами я, — глаголь.
Денис вздохнул и начал:
— У меня есть любимая девушка. У моей любимой девушки есть любимая сестра. Причем не просто сестра, а, по твоему собственному выражению, твое второе "Я". Сестры друг для друга, по их общему утверждению, — всё. И как я должен относиться к сестре моей любимой? Ровно и холодно? Да нет. Я должен постараться полюбить сестру так же, как и ты. Стать третьей сестрой что ли. Это экспозиция. Теперь по делу. В один прекрасный день мы замечательно сидим в семейном кругу, моя любимая на секундочку выходит, а ее сестра неожиданно начинает громко плакать и бросается мне на шею с криком: "Я несчастна". Даже если забыть о том, что Аня — твоя сестра, в тот момент она была просто женщиной, которой плохо. А я — мужчина. Когда женщине плохо, я стараюсь быть полезным. Я бы и нищенку обнял, если бы она, зарыдав, бросилась мне на грудь.
— Аня — не нищенка. Она красавица. Чего бы ее не обнять?
— Красавица, безусловно, — кивнул Денис. — Такая же красивая, как, например, истребитель Су-27. Очень красивая. Просто женщиной для меня не является. И, глядя на нее, я испытываю такой же эстетический восторг, как если бы рассматривал истребитель СУ-27. Но ты ведь не стала, ревновать к истребителю, правда?..
Не знаю, что тогда на меня подействовало. Наверное, именно эта Денькина невозмутимость. Он не стал оправдываться. Он не стал переходить в нападение. Он не стал искренне недоумевать — мол, а что такого-то? Он просто дал спокойные объяснения. Объяснения, которые меня устроили.
И я не ушла. И мы поженились через пять месяцев после этой истории. Аня на свадьбу не пришла.

Мне очень не хватало сестры. Я помнила о том, что она чуть не разлучила меня с любимым человеком, но мне ее все равно не хватало.
Ну, так ведь хочется иногда, чтобы все были вместе, чтобы не было недосказанностей и обид. Чтобы можно было бы усесться за семейный стол и весело перемывать косточки мировым политикам и дальним родственникам... Поэтому я, особо ни на что, не надеясь, пригласила Аню на Новый год. И она неожиданно пришла.
Мы все усиленно делали вид, что все в порядке, что не было той ссоры и не было этого последнего года, когда мы не общались совсем. Сначала мы действительно прилагали к этому недюжинные усилия, а потом, как мне показалось, все покатилось само собой. Я расслабилась и, умиленно поглядывая на сестру, которая искренне хохотала над шутками Денькиного папы, думала, что вот теперь-то у меня действительно есть все.
Мы встретили Новый год, выпили шампанское, ехидно откомментировали откровенно слабую речь главы государства — в общем, праздник как праздник. А в половине второго Анька вытащила меня на кухню.
— Это несправедливо, — начала она с места в карьер. — У тебя есть все. У меня — ничего. Это несправедливо. Раньше у нас все было одинаковое. Даже яблоки. А теперь между нами, пропасть, которую не перепрыгнуть.
— Ты хочешь, — тихо спросила я, — чтобы мы с Денькой расстались, и тогда мы с тобой снова станем одинаковыми?
— Да нет же, — бросила Аня, — я совсем не хочу, чтобы вы расстались...
Она осеклась, помолчала немного и удивленно сказала:
— А я ведь и впрямь не хочу, чтобы вы расстались. Я не хочу, чтобы ты была несчастна, как я. Я хочу быть такой же счастливой, как ты. Но мне сейчас очень больно. Я не знаю, что мне делать. И самое страшное, что мне больно смотреть на твое счастливое лицо. Мне больно и стыдно. Завидовать плохо, я помню. Поэтому сейчас я уеду и позвоню только тогда, когда у меня тоже все будет хорошо. Анька резко развернулась и уехала. Удержать ее мне не удалось. Я пыталась. Честно. И я продолжаю пытаться. Звоню — она не отвечает. Прихожу — она не открывает. Караулю под офисом — не выходит.

Это все очень неправильно. Очень. Я Аньку люблю. Безумно люблю. Я, не раздумывая, вцеплюсь зубами в запястье любому, кто ее обидит. Но, выходит, что единственный человек, которому я должна прокусить руку ради счастья сестры — это я сама. Так получается?

Как бы это жестоко ни звучало, но, тем не менее, богатый человек не виноват в том, что кто-то беден, здоровый человек не виноват в том, что кто-то болен, а счастливый человек не виноват в том, что кто-то несчастен. И все эти мелкие пакости — "ах, мне так больно от того, что у тебя все в порядке, хотя, конечно, я за тебя фантастически рада" — бьющие на неподготовленное к несуразной атаке чувство вины — это несомненная причина для того, чтобы общение с человеком прекратить. Прекратить раз и навсегда, пусть даже речь идет о родной и любимой сестре. Человек может осознать, что не прав, устыдиться и вернуться. Человек может наладить свою жизнь, успокоиться и вернуться. Человек, наконец, может просто вернуться и попросить помощи. Но вернуться он должен сам. А бегать за ним не стоит. К чему помогать девушке страдать? Ей и так плохо.

© Автор: gannaoki для LadyDiary.ru



Похожие записи:

Сюрприз на юбилей
Сюрприз на юбилей
В разделе: проза и поэзия
У Алены, Дашиной сестры, завтра юбилей — 30 лет. В фартуке с собачками она колдует над плитой, в ...
Старшие дети и новорожденные
Старшие дети и новорожденные
В разделе: детки - видео
При появлении в семье маленького ребенка у старших детей нередко появляется чувство ревности. До ...
Совместные роды. Полезные советы отцам
Совместные роды. Полезные советы отцам
В разделе: ждём ребенка
Плюсы и минусы парных родов, а так же советы отцам как вести себя во время рождения ребенка.
Жизнь в семье мужа – нелегкое испытание характера невестки
Жизнь в семье мужа – нелегкое испытание характера невестки
В разделе: психология
Вы вышли замуж и поселились в доме мужа – а там помимо его мамы еще и его сестра, с которой...
Рейтинг: 0 Голосов: 0 1152 просмотра . Автор - Администратор
Комментарии (0)
Статьи
Развод: 10 факторов риска, о которых вы вряд ли знаете
Развод: 10 факторов риска, о которых вы вряд ли знаете
Существует немало факторов, увеличивающих вероятность развода, которые менее очевидны.
Доброе утро! Как лучше высыпаться и легче просыпаться: советы ученых
Доброе утро! Как лучше высыпаться и легче просыпаться: советы ученых
Американские ученые объяснили причины плохого сна и дали рекомендации как добиться того, чтобы...
Онлайн-знакомства нового поколения: любовь на научной основе
Онлайн-знакомства нового поколения: любовь на научной основе
Современные сервисы онлайн-знакомств создают алгоритмы поиска идеального партнера на основе пе...
Как забыть любимого, если беременна
Как забыть любимого, если беременна
Он предал вас. Но вы с ужасом понимаете, что, не смотря на предательство, в вашем сердце до с...
5 эротических фильмов, которые стоит посмотреть вместо «50 оттенков серого»
5 эротических фильмов, которые стоит посмотреть вместо «50 оттенков серого»
Почему, собственно, я утверждаю, что «50 оттенков серого» можно совершенно безболезненно не с...
Фарфоровая кожа. Как отбелить кожу в домашних условиях?
Фарфоровая кожа. Как отбелить кожу в домашних условиях?
Выровнять цвет лица совсем несложно. Причем заметно улучшить состояние кожи можно не только в ...
Теплые ароматы заставляют людей тратить деньги
Теплые ароматы заставляют людей тратить деньги
Аромамаркетинг, или как запахи заставляют тратить деньги.
Торт «Битое стекло»
Торт «Битое стекло»
Яркий, красочный торт «Битое стекло» хорош буквально всем!
Как вырастить нарциссы в горшочке?
Как вырастить нарциссы в горшочке?
Вырастить комнатный нарцисс в горшочке вовсе не сложно, хотя выращивание этого прекрасного цве...
Осветление волос при помощи меда
Осветление волос при помощи меда
Как осветлить волосы с помощью меда.
Диета при анемии. Продукты, повышающие гемоглобин
Диета при анемии. Продукты, повышающие гемоглобин
Как грамотно составить диету для лечения и профилактики анемии?
Для мужчин фастфуд опаснее, чем для женщин?
Для мужчин фастфуд опаснее, чем для женщин?
Оказывается, вредная пища вроде фастфуда для женщин не представляет такой угрозы, как для мужч...